Главная Записи Макроэкономика

20.07.2017, 12:36

Анализ: Абсолютные и сравнительные преимущества стран в выпуске товаров

На днях между Акиматом Костанайской области и компанией Allur Group возник конфликт, который получил довольно широкую огласку в СМИ Казахстана. Вроде неожиданно, но с другой стороны, новости подобного рода давно стали вписываться в русло традиционных.

Так, Акимат Костанайской области обвинил компанию Allur Group в неэффективности, отметив слабый абсолютный выпуск автомобилей, выбор руководства в пользу неликвидных марок машин и, как следствие, большую и неокупаемую сумму инвестированных в производство средств. Со слов Акимата, компания несколько раз проходила процедуру реструктуризации и в настоящий момент не способна обслуживать свой долг. Ответ последовал без промедлений. Allur Group отчасти опровергла эти обвинения, но при этом не стала конкретизировать свое финансовое положение. Так или иначе, для целей моего анализа важно вынести одно: в становлении и финансировании Allur Group прямое влияние оказало государство. В частности известно, что проект входит в так называемую программу индустриально-инновационного развития.

Как-то давно я имел честь участвовать в круглом столе с руководителями государственных компаний развития Казахстана, в ходе которого встал вопрос, что же считать инновацией в Казахстане. Что конкретно понимается под инновационными продуктами – выпуск планшетов и аналогов айфона? Четкого ответа, к сожалению, сформулировано не было, хотя мне кажется, что любому руководителю, прежде чем начинать какую-либо кампанию, важно четко видеть перед собой как миссию, так и конечные цели, хотя бы в общих чертах.

Я упирал на то, что в Казахстане инновацией является все то, что не производится страной, но в то же время необходимо для потребительских нужд, и именно на этом государственным органам нужно концентрировать свои усилия. На лицах участников был явный скепсис относительно этого, хотя известно, что любой новый продукт, который начинает пользоваться спросом у населения, как правило, позже включается в потребительскую корзину. Жаль, но спустя довольно много времени с момента того круглого стола так называемые инновационные начинания находятся в той же точке своего прогресса, тогда как страна до сих пор является зависимой от импорта самых обыденных товаров.

Надо понимать, что управление государством является нелегким делом, и говорить что-то со стороны является всегда более легким делом, чем принимать реальные решения на практике с учетом многих политико-экономических факторов. Понятно, что страна хочет идти в ногу со временем, не отставая от инновационных трендов этого быстроменяющегося мира. На этом фоне, наверное, в правительстве Казахстана многие отнесутся со скепсисом к идеи превратить, например, Казахстан в страну с самым крупным поголовьем скота вместо того, чтобы развивать какие-то инновационные вещи в их прямом смысле. Но я являюсь сторонником поступательного развития, поскольку это не только дает какие-то сравнительные преимущества перед другими странами, но и на практике позволяет делать субъектов богаче, а значит, за счет накопления собственных средств домашними хозяйствами и фирмами открывает дальнейшие возможности для выстраивания так называемой новой экономики. В любом случае всегда полезно использовать в развитии накопленную теоретическую базу для недопущения ошибок, которые давно научились преодолевать развитые страны мира.

 

Немного теории: кривая производственных возможностей

Как известно, производственные возможности любой страны, компании или человека описываются так называемой кривой производственных возможностей, простейшая модель которой, состоящая из выпуска всего двух товаров, представлена на рисунке ниже.

Так, например, если какое-либо государство в силу своих производственных возможностей может производить за определенное время 1000 автомобилей или 10000 компьютеров, она при всем желании не сможет произвести 2000 автомобилей или 20000 компьютеров. Более того, если страна выбирает производить, например, 500 автомобилей, то оставшиеся ресурсы страны условно могут быть использованы только на производство 5000 компьютеров. Кривая производственных возможностей открывает смысл одного из 10 базовых принципов экономики: стоимость чего-либо – это стоимость того, от чего придется отказаться, чтобы получить желаемое. В нашем примере если какая-либо страна принимает решение выпускать 1 автомобиль, она автоматически принимает неявное решение не производить 10 компьютеров. И, наоборот: решение о выпуске 10 компьютеров неявно сопровождается отказом от производства 1 автомобиля.

Здесь все просто и логично. А теперь другой теоретический пример, все также основанный на упрощенной экономике…

 

Сравнительные преимущества стран в выпуске товаров

Представим, что в мире существует всего два государства – это Казахстан и США, и они выпускают всего два товара – мясо и картофель. Возможности Казахстана, в соответствии с кривой производственных возможностей, сводятся к тому, что он способен выпускать за один 8-часовой день либо 8 кг мяса, либо 32 кг картофеля. Производственные возможности США являются более широкими в выпуске как первого, так и второго товара – за один 8-часовой день страна может выпускать либо 24 кг мяса, либо 48 кг картофеля. В таком случае говорят, что США имеет перед Казахстаном абсолютное преимущество в выпуске как первого, так и второго товара, но, как будет видно далее, ключевую роль играет не эта экономическая категория, а понятие сравнительного преимущества. Именно оно отвечает за ускоренный рост ВВП.

Продолжим пример. Если обе страны поровну разделят свое время на выпуск мяса и картофеля, то в соответствии со своими производственными возможностями, Казахстан сможет выпустить 4 кг мяса и 16 кг картофеля, США – 12 кг мяса и 24 кг картофеля. Каждая страна потребляет то, что производит, но что если включить между ними взаимную торговлю?

Что будет, если Казахстан откажется от выпуска мяса и направит все свои усилия на выпуск 32 кг картофеля, тогда как США произведут 18 кг мяса и 12 кг картофеля? Казахстан может обменять 15 кг картофеля на 5 кг мяса и в итоге получить в свое распоряжение 5 кг мяса и 17 кг картофеля. И это притом, что без торговли страна располагала 4 и 16 кг соответственно мяса и картофеля. От выигрыша Казахстана проиграли США? Удивительно, но нет. В результате обмена их баланс возрос до 13 кг мяса и 27 кг картофеля при соотношении до обмена с Казахстаном на уровне 12/24.

Как такое возможно, чтобы в торговле выигрывали все стороны? Это – возможно, и в этом заключается главный принцип теории сравнительного преимущества. Если посмотреть на пример более внимательно, то можно заметить, что Казахстан обладает более низкими относительными издержками для производства картофеля, чем США, тогда как Америка обратно пропорционально обладает меньшими относительными издержками в производстве мяса. Помните, стоимость чего-либо – это стоимость того, от чего придется отказаться, чтобы получить желаемое?  Казахстан, производя 1 кг картофель, отказывается от выпуска всего 0,25 кг мяса (8/32), тогда как США – от 0,50 кг мяса (24/48). В то же время США, производя 1 кг мяса, отказывается от выпуска всего 2 кг картофеля (48/24), тогда как Казахстан – от 4 кг картофеля (32/8). В таком случае говорят, что Казахстан обладает сравнительным преимуществом в выпуске картофеля, тогда как США – в выпуске мяса.

Выпуск мяса и картофеля Казахстаном и США

 

Казахстан

США

Мясо

Картофель

Мясо

Картофель

Без торговли:

 

 

 

 

Производство за один 8-часовой день

4

16

12

24

Потребление

4

16

12

24

С торговлей:

 

 

 

 

Производство за один 8-часовой день

0

32

18

12

Торговля

+5

-15

-5

+15

Потребление

5

17

13

27

Преимущества взаимной торговли

+1

+1

+1

+3

(Источник: Грегори Мэнкью, Принципы макроэкономики, 2008 год)

Важно обратить внимание на еще одну неявную вещь о том, что США, обладая абсолютным преимуществом как в выпуске мяса, так и картофеля, даже теоретически не может иметь сравнительное преимущество в выпуске обоих товаров.

 

Главные выводы, которые нужно сделать в рамках данного анализа

  • Любому государству нужно заниматься, в первую очередь, тем, что получается у него лучше всего, а если предметно – выпуском тех товаров, в производстве которых у него есть сравнительные преимущества.
  • Рост импорта – это неплохо. Плохо, когда импорт опережает экспорт.
  • Действия в сторону повышения свободной торговли между странами ведут к росту их ВВП, не говоря о расширении ассортимента и связанного с этим улучшения жизни рядовых субъектов.

Как государству определить, в каких отраслях имеется сравнительное преимущество? В большинстве случаев это невозможно сделать механически, поскольку сравнительное преимущество возникает и исчезает на основе рыночных цен тысяч товаров от тысяч фирм. Анализ этого лишен всякого смысла. В соответствии с теорией «Невидимой руки» Адама Смита, рынок сам определяет, в каких направлениях ему двигаться – там внизу, на уровне отдельных субъектов. И государству достаточно здесь понимать, что возникающие диспропорции в экономике, в том числе неэффективность отдельных отраслей и экономики в целом, являются следствием его вмешательства в свободное ценообразование.

В Казахстане государство прямо или косвенно пытается и решает за бизнесменов, чем им заниматься, в том числе определяя экспортные товары. Это оказывает отрицательное влияние на эффективность экономики и, как выяснилось, в том числе через теорию кривой производственных возможностей. Страна концентрирует усилия на выпуске одних товаров, автоматически снижая возможности рынка для производства других.

Еще один главный вывод, вытекающий из сказанного:

  • Дефолты отдельных компаний является теоретической нормой, а вот дефолты отраслей и экономики в целом говорят о его структурных проблемах.

Не подумайте только, что я пытаюсь сейчас подменить своими суждениями мнение рынка, но в Казахстане есть отрасли, в которых страна, очевидно, имеет сравнительные преимущества. Это – выращивание сельскохозяйственных культур и скотоводство. Касательно последнего, можно отметить, что, в соответствии с государственной статистикой, в Казахстане на конец 2016 года было всего 17,9 млн. овец и коз и 2,1 млн. лошадей. В расчете на человека в Казахстане приходится ровно 1 овца и 0,1 лошадь. В крупнейшем производителе, Австралии, насчитывается ориентировочно 120 млн. овец, что в 5 раз превышает количество людей. В Новой Зеландии на каждого жителя приходится 17 овец.

 

Не забываем про объективную политику

В то же время с учетом реалий этого мира надо принимать во внимание и объективный политический фактор. Все знают, что в любой стране есть так называемые стратегические отрасли, которые необходимо развивать государству вне зависимости от экономической составляющей, чтобы повысить свою продовольственную и иную безопасность. Или хотя бы потому, что государства не всегда являются добрыми соседями и партнерами, открытыми к свободной торговле. Так, например, Европа и США, несмотря на все доводы о свободной торговле и теории сравнительного преимущества, не готовы расставаться со своими сталелитейными производства под натиском на мировом рынке китайских производителей, вследствие чего готовы защищать их посредством введения таможенных барьеров. Но это, тем не менее, не отменяет всего сказанного: значительная часть экономики должна строиться на рыночных процессах с пониманием того, что всякое вмешательство государства в экономику всегда смещает баланс от ее эффективности к повышению так называемого фактора политической и социальной справедливости.

 

Ручное управление VS рыночное управление конкурирующих с Казахстаном государств

Когда какое-либо государство принимает за субъектов, какие товары производить, а какие нет, за экономику – какие товары экспортировать, а какие импортировать, и это притом, что соседствующие страны отдали свою экономику на суд рынку, возникают явные диспропорции во взаимной торговле. В частности в приведенном выше конфликте Акимата Костанайской области и компании Allur Group отмечалось, что продукция последнего не востребована в России, поскольку аналогичные автомобили уже выпускаются российскими производителями, либо импортируются в Россию от базовых держателей брендов. Это говорит само за себя.

Выбор является очевидным: государство должно отказаться от ручного управления отраслями и создавать условия для развития бизнеса. Речь идет только о косвенном влиянии на рынок – через строительство инфраструктуры, обеспечение безопасности, в том числе через повышение института защиты частной собственности, сдерживание инфляции и недопущение реального укрепления курса национальной валюты.

 

Но если импорт – это неплохо, стоит ли ему препятствовать?

Экономическая теория доказывает, что индекс потребительских цен занижает фактическую инфляцию. Мало, кто согласится с этим в нашем обществе, но это действительно является таковым. Так, в рамках данного анализа следует отметить одну (но не единственную) из важных особенностей расчета ИПЦ, говорящей в пользу этой теории. ИПЦ не замеряет качественный фактор расширения выбора товаров, которое неминуемо сопровождает растущую экономику, что в том числе достигается за счет роста импорта. Ну, вот представьте, ИПЦ замеряет изменение цен на автомобили, но он точно не учитывает, что это за автомобили, каков их ассортимент в марках и комплектациях. Так, например, если какая-либо страна примет решение повысить таможенные пошлины на импорт автомобилей и вместо этого сконцентрироваться на производстве лишь некоторых марок, влияние на ИПЦ будет нулевым, но при этом субъекты явно проиграют в ассортименте. Или другой пример: государство может сконцентрировать усилия на развитии внутреннего туризма, препятствуя прямо или косвенно выезду граждан на отдых за рубеж. Цены могут от этих действий даже понизиться, но надо четко понимать, что снижение ассортимента в первом и во втором случае – это инфляционный фактор.

Ну и пример, который часто приводится в учебниках по макроэкономике по этому вопросу – это сравнение экономики США в 50-е годы и сейчас. Инфляция за это время в общем была стабильна, но она не учла очевидное существенное улучшение жизни за счет широкого расширения ассортимента товаров. Сегодняшнее общество в отличие от наших прадедов пользуется многочисленными бытовыми товарами в хозяйстве, является мобильным и высоко коммуникативным.

Поэтому ответ на выше поставленный вопрос в заголовке заключается в том, что импорту препятствовать нельзя, а все усилия государству нужно направлять на сопоставимое увеличение экспорта, что все вместе будет приводить к существенному качественному и количественному улучшению жизни граждан.

Ну и наконец, думаю, будет уместным привести облегченный интуитивный пример из экономики Казахстана. Давайте попробуем определить, какой из двух вариантов является лучше для казахстанского потребителя:

  • Не вводить таможенные пошлины на импорт автомобилей, не заниматься сборкой ограниченных марок отечественных машин. Вместо этого направить усилия и средства, например, на увеличение поголовья домашнего скота. Между тем, не препятствовать выезду граждан на Иссык-Куль. Более того, инвестировать в его курорты, в том числе для повышения их безопасности. При этом, как и прежде, вкладывать средства во внутреннюю инфраструктуру Алаколя.
  • Или как есть сейчас – ввести и отстаивать пошлины на импорт автомобилей, вкладывать средства в запуск собственного производства машин. В соответствии с кривой производственных возможностей, лишь остатком средств поддерживать развитие скотоводства. При этом не осуществлять инвестиции в Иссык-Куль, направляя все средства на развитие внутреннего Алаколя.

Я думаю, с точки зрения рядового потребителя, первый вариант единогласно зачтется как более лучший. Но если вы все правильно поняли, о чем было написано в этой статье, выбор этого варианта является более экономически целесообразным и для государства.

Импорта бояться не нужно, бороться с ним бессмысленно. А как вытекает из теории, выстраивание его правильного роста, что означает, что все внимание государству необходимо концентрировать на развитии тех отраслей, в которых страна имеет сравнительное преимущество, существенно улучшает экономику.

Создано: 20.07.2017, 12:36