Главная Записи Макроэкономика

18.04.2017, 11:39

О еще одном достижении монетарной политики РФ

Вчера помощник президента РФ Андрей Белоусов дал развернутое интервью об официальном запуске в России так называемого бюджетного правила, начиная с 2018 года, а не с 2019-2020 года, как предполагалось ранее. Оно обязывает правительство копить нефтегазовые сверхдоходы, складывающиеся при превышении фактической цены на нефть над ценой на нефть, заложенной в бюджете России на уровне 40 долларов США за баррель.

Белоусов отметил, что бюджетное правило фактически уже действует в стране, и в экономической команде РФ все исходят из того, что формально его нужно вводить как можно быстрее. На полученные допдоходы Министерство финансов России с помощью Центрального Банка с февраля покупает валюту на рынке, которую в конце года планирует зачислить в Резервный фонд.

Помощник президента высказался также о технических сложностях ввода бюджетного правила с начала 2018 года, но нет сомнений, что российские чиновники преодолеют законодательные препоны.

Комментируя данную новость, я считаю, что ввод бюджетного правила в России на фоне духа, с которым оно вводится, является последним законодательным кирпичом в пользу выстраивания «новой» экономики России. Ранее я уже подчеркивал, что слаженная и действенная политика инфляционного таргетирования, реализуемая командой российских чиновников-экономистов, хорошо понимающих ее суть, открывает во истину блестящие перспективы для экономики РФ с учетом ее обширной ресурсной базы. Россия рассчитывает не только упрочить внутренний бизнес за счет стабильности инфляции и приемлемости курса рубля, но и стабилизировать государственный бюджет и накопить существенный объем международных резервов, что все вкупе, несомненно, приведет к переходу ее суверенного рейтинга в группу «А». Я считаю, что это случится, скорее, раньше, чем позже, а если предметно – в среднесрочной перспективе.

Если резюмировать все ранее написанные статьи по монетарной политике РФ, то можно сделать такие выводы:

  • Сокращение статистической инфляции до 4% привело к прогнозируемому росту реальных процентных ставок. В том случае, если Минфин и ЦБ покажут твердость в следовании политики инфляционного таргетирования, они могут рассчитывать на то, что эта временная проблема будет решена сама по себе: понижение показателя ожидаемой инфляции приведет к падению номинальных процентных ставок в банковском секторе. Однако из последнего интервью главы Минэка Максима Орешкина вытекает, что Россия хочет ускорить этот процесс и избежать кратковременных негативных последствий от роста реальных процентных ставок. В частности рассматривается вариант более быстрого понижения ключевой процентной ставки ЦБ. Рыночное существенное падение номинальных процентных ставок можно будет рассматривать как большое достижение РФ, поскольку это самым позитивным образом повлияет на экономический рост страны, не говоря о множество микроэкономических бонусов (таких как повышение благосостояния граждан, улучшение состояния коммерческих банков).
  • Текущая ревальвация рубля на фоне понижения ключевой процентной ставки ЦБ рассматривается как признак оздоровления экономики РФ и существенного смягчения макроэкономических рисков. Тем не менее, в будущем изъятие всех нефтегазовых сверхдоходов свыше 40 долларов за баррель, в соответствии с бюджетным правилом, выстраивает сильный фундамент для недопущения чрезмерного укрепления курса рубля.
  • Ограничение роста государственных расходов из-за действенного бюджетного правила позволяет России накапливать международные резервы более быстрыми темпами, чем когда-либо ранее.

При этом очень жаль, что в нашей стране, в Казахстане, монетарно-экономическая политика показывает все больше признаков возврата к прошлой модели экономики – наращивания государственных расходов и стимулирования краткосрочного экономического роста в ущерб инфляции, и все это под вывеской инфляционного таргетирования. Как известно, в Казахстане коридор инфляции на 2017 год составляет 6-8%, на 2018 год – 5-7%, на 2019 год – 4-6%, и соответственно уровень в 4% – только после 2020 года. Вероятно, именно двойственность целей Нацбанка Казахстана объясняет недостаточность в транспарентности его действий. Очевидно, что мы явно отстаем от нашего северного соседа, и это принимая во внимание тот факт, что конечные результаты политики инфляционного таргетирования в ее нормальном режиме достигаются далеко не быстро.

 

Связанные статьи на Корнере:

Глава Минэка РФ Орешкин назвал крепкий рубль одним из основных рисков для экономики (14.04.17)

К чему приведет политико-экономическое давление на Россию? (11.04.17)

Пока не густо: инфляция в Казахстане не показывает признаки понижения (03.04.17)

Политика таргетирования инфляции в реалиях экономики Казахстана (02.04.17)

Банк России понизил ключевую ставку (24.03.17)

И снова Максим Орешкин… (03.03.17)

Moody’s улучшило прогноз по рейтингу РФ. Проанализируем? (20.02.17)

Послание Президента: что нового в рамках монетарного курса? (31.01.17)

Создано: 18.04.2017, 11:39