Главная Записи Макроэкономика

28.02.2018, 12:28

Домашние хозяйства и фирмы России накапливают кэш быстрыми темпами

Домашние хозяйства и фирмы России накапливают кэш быстрыми темпами
Фото: gtmarket.ru

Категории: Макроэкономика, Россия и СНГ

В информационном пространстве Казахстана активно обсуждают недавно выпущенный Стратегический план развития Республики Казахстан до 2025 года, который бал разработан, я так понимаю, при содействии Boston Consulting Group, и который пришел на смену плану развития до 2020 года. В экспертном сообществе документ вызывает нарекания, о чем можно прочитать здесь, здесь или здесь, тогда как непосредственно ознакомиться с ним можно, пройдя по этой ссылке. Не вставая на чью-либо сторону важно отметить, что любой экономический план Казахстана является в целом, по сути, обреченным на провал до тех пор, пока страна не посчитает ползучую инфляцию на всех уровнях власти фундаментальной проблемой и соответственно не поставит во главу угла цель коренного ее понижения.

Но эта статья посвящена несколько другой теме, но все также касающейся проблемы высокой инфляции в Казахстане. Вчера российский холдинг Ромир опубликовал результаты своего исследования, в соответствии с которыми объем свободных денег, остающийся в распоряжении домашних хозяйств России после вычета всех необходимых расходов, достиг в 2017 году абсолютного номинального максимума. Хотя Ромир параллельно отметил, что в долларовом выражении были годы и лучше, событие является определенно знаковым, с той позиции, что рост кэша домашних хозяйств России произошел в прошлом году при относительно умеренных ценах на нефть и относительно скромном росте ВВП России. Это исследование – хотя многие не придают ему особого значения, отражает крупное прямое достижение страны, понизившей инфляцию до уровня развитых государств и, как следствие, приведшей свой курс национальный валюты к паритету покупательской способности. Исследование Ромира можно дополнить выводом, что показатель свободной наличности в распоряжении домашних хозяйств 2017 года отличается, скорее всего, большей равномерностью (а не концентрацией) распределения среди субъектов, чем в предыдущие годы.

Сохранение высокой (ползучей) инфляции вызывает реальное укрепление курса национальной валюты даже при ее номинальной стабильности. Реальное укрепление курса делает неконкурентным внутреннее производство и открывает дорогу импорту. Как следствие, домашние хозяйства и фирмы теряют в выручке, а от выручки, как известно, отнимаются все последующие расходы – операционные, инвестиционные и финансовые. В результате в таких условиях происходит быстрое истощение собственных фондов, как следствие рост долговой нагрузки и общеэкономическая проблема перекредитованности целых отраслей. В то же время в низко инфляционных условиях паритет покупательской способности страны не страдает, домашние хозяйства и фирмы имеют возможность на равных конкурировать с импортерами, получать выручку в соответствии со своими бизнес-планами, достаточную для покрытия всех расходов и, как результат, запланированную прибыль. Как раз это и происходит сейчас в экономике России, о чем прямо свидетельствует исследование Ромира. Крайне важно отметить, что истощение средств домашних хозяйств и фирм в высоко инфляционных условиях, равно как накопление средств в низко инфляционных, нигде не отображается статистически, а выявить ее косвенно можно лишь через показатели банковского сектора.

Указанное исследование подтверждает тренд на расширение деловой активности в России, таргетирующей инфляцию, несмотря на неоднозначный характер традиционной статистической информации и в частности показатель ВВП, который, как известно, подвергается критике в России в настоящий момент за низкие темпы. На этом фоне необходимо понимать, что переход монетарно-фискальной политики страны от наращивания инвестиций к таргетированию инфляции сопряжен с перестройкой экономики, в результате которой происходит уход целых отраслей, направленных на крепкий рубль, в сторону отраслей, строящих свой бизнес на паритете покупательской способности.

Хотя исследование Ромира основывается лишь на домашних хозяйствах, обоснованным является предположение, что эти же самые выводы действуют и для фирм и в конечном счете для банковской системы РФ. Последнее объясняется тем, что рост кэша до новых максимумов прямо характеризует ситуацию с возвратностью кредитов коммерческим банкам и увеличению сбережений на депозитах (недооцениваемый источник капитальных инвестиций).

Таким образом, долгосрочный прогноз по экономике России остается позитивным (без учета потенциального санкционного давления со стороны западных государств, которое может последовать в будущем). По экономике Казахстана – негативный (принимая во внимание длительность времени, которое необходимо для снижения инфляционных ожиданий после достижения цели снижения фактической инфляции, стоящей в текущих планах далеко в будущем).

И последнее, что необходимо отметить, что в Стратегическом плане развития Республики Казахстан до 2025 году, с которого началась статья, слово «инфляция» встречается всего 10 раз в уже привычной интонации, что понижена она будет до фактического уровня 3-4% (не путать с инфляционными ожиданиями) лишь к 2021 году. И это притом, что страна уже в настоящий момент подвела справедливый курс USD/KZT, необходимый для поддержания конкурентоспособности Казахстана в мировой торговле, почти к уровню 400 тенге за доллар США.

 

Связанные статьи на Корнере:

Динамика USD/KZT за февраль 2018 года: укрепление продолжается (28.02.18)

Заседание ЦБР: новое значение ключевой процентной ставки – 7,5% (09.02.18)

Годовая инфляция в России замедлилась до нового рекорда (08.02.18)

На те же грабли: Нацбанк понизил базовую ставку сразу на 50 базисов, несмотря на ползучие уровни инфляции, реальное укрепление тенге и неработающий банковский мультипликатор (15.01.18)

Анализ: Рейтинг группы «А» и триллион на удачу: как в будущем распорядится Россия растущими резервами? (07.11.17)

Создано: 28.02.2018, 12:28