; Проблема токсичных активов - Corner | Биржевой форум
Главная Записи Долговой рынок

25.04.2017, 16:05

Проблема токсичных активов

Мировой опыт по снижению объема «проблемных активов» (стрессовые активы, токсичные активы) и его применение в Казахстане.

 

 

 

Государственная политика в области управления проблемными активами как правило включает три направления:

1. Невмешательство. Государство создаёт условия для реализации мер по управлению «плохими» активами (совершенствует законодательную базу, легализует коллекторскую деятельность, способствует формированию рынка проблемных активов), однако банки самостоятельно работают с такими активами.

2. Покупка государством «токсичных» активов. Предполагает создание специальных структур по управлению проблемными активами, которые скупают задолженность по балансовой стоимости или с дисконтом за наличные деньги или за гарантированные государством ценные бумаги.

3. Рекапитализация банков: государство становится акционером банка и принимает на себя расходы, связанные с наличием «плохих» активов в структуре баланса .

Выкуп проблемной задолженности является одной из наиболее эффективных из методов управления проблемными активами.

Покупателями проблемных активов в мировой практике чаще всего выступают финансово устойчивые кредитные организации, коллекторские агентства, а также государство в лице институтов, специализирующихся на реструктуризации кредитных организаций.

Ещё один потенциальный покупатель «токсичных» активов – так называемые «плохие банки». Впервые данный механизм был применён в 1988 году в США, когда банк Mellon Bank перевёл проблемные активы по их балансовой стоимости в дочернюю организацию Grant Street National Bank, покрыв потери доходом от выпуска акций.

Преимуществом использования «плохих банков» является повышение прозрачности деятельности банков, решается проблема асимметричности информации (так как переданные проблемные активы не переоценены), возможна «экономия от масштаба» (при создании единого «плохого» банка), а также специализация на процедурах реструктуризации различных типов «токсичных» активов.

К инструментам оздоровления банковских балансов также относится секьюритизация активов. Механизм секьюритизации заключается в продаже прав требований и их преобразовании в ценные бумаги путём выпуска облигаций, обеспеченных данными активами. Суть процесса секьюритизации заключается в отделении рисков компании от рисков её активов, чтобы обезопасить инвесторов от последствий банкротства оригинатора .

Однако секьюритизация не всегда применима по отношению к «плохим» активам, поскольку в таком случае рейтинг выпущенных ценных бумаг будет не высок, что не позволит привлечь достаточный объём финансовых ресурсов.

Имея в своём балансе не просроченную задолженность, а ценные бумаги, банк решает следующие задачи :

1. Соблюдение нормативов;

2. Повышение ликвидности;

3. Рост рентабельности вследствие вложения средств, высвобождаемых из резервов на потери по ссудам;

4. Рост инвестиционной привлекательности.

Дальнейшую работу с проблемными активами управляющая компания может вести как самостоятельно, так и передавая задолженность коллекторским агентствам.

Продажа проблемных активов связана с существенными рисками, которым подвергается сторона сделки, выступающая покупателем.

К рискам уступки права требования относятся:

1. Риск несоответствия уступаемого портфеля данным о нём, предоставляемым банком. Таким образом, предварительная оценка, совершённая до заключения сделки, не позволяет объективно оценить стоимость активов. Причины этого кроются в осознанном или неосознанном искажении информации (например, нарушение принципа случайности отбора при формировании выборки по кредитному портфелю, вследствие чего в неё попадают наименее проблемные должники), технических ошибках, изменении структуры портфеля между датами его оценки и продажи (возврат долгов).

2. Риск непризнания платежей, имевших место после предоставления данных для анализа портфеля, за его покупателем. Это также ведёт к ухудшению структуры портфеля, так как из него выбывают наименее проблемные должники. Для устранения данного риска требуется аккумуляция поступающих платежей на отдельном счёте для последующей их передачи покупателю портфеля.

3. Риск неперечисления платежей по кредитам покупателю после покупки портфеля. Часть должников продолжает перечислять средства прежнему кредитору, что может быть связано с их недостаточной информированностью или недоверием к информации о продаже долга. Решение проблемы заключается в таком определении условий сделки, которое предусматривает перечисление поступлений новому кредитору вне зависимости от того, были ли они направлены непосредственно ему или прежнему кредитору.

4. Риск покупки несуществующего долга (технические ошибки, мошенничество).

5. Риск несоответствия предоставленной информации о должнике фактической информации о нём (также возникает вследствие технических ошибок, а также из-за того, что должник не уведомил прежнего кредитора о смене контактных данных). Необходима предварительная проверка кредитных досье. Минимизация информационных рисков ограничивается требованием о соблюдении банковской тайны.

 

Выкуп кредитного портфеля требует выработки подхода к оценке стоимости проблемных активов. На практике сложилось два варианта определения цены при покупке просроченной задолженности: покупка по балансовой стоимости и покупка с дисконтом, то есть скидкой, определённой в процентах от балансовой стоимости. В рамках второго подхода ставится задача определения величины данного дисконта.

Существует множество методик оценки активов, в том числе рейтинговые, балльные, экспертные системы оценивания. На практике наиболее точным является определение современной ценности актива, то есть приведённого к данному моменту времени суммарного потока денежных средств – прибыли от рассматриваемого актива.

При проведении реструктуризации банковской системы в разных странах сложилась разная практика оценки проблемной задолженности. Так, в 1997 г. в Южной Корее проблемные кредиты выкупались по цене, составлявшей 45% балансовой стоимости обеспечения, а необеспеченные – за 3% от номинала. В Чехии продажи производились по цене около 60% от номинала, а в Мексике – по 100%-й балансовой стоимости.

Опыт  Казахстана (три попытки).

Анализ отечественной и зарубежной практики реструктуризации свидетельствует, что проблемы отечественных и иностранных банков имеют общие черты, однако существуют и определенные особенности, что предопределенно спецификой экономического развития страны, имеющимися деформациями в банковской сфере и тому подобное.

Термин «токсичные активы» пришел на рынок Казахстана из более развитых финансовых рынков, однако ввиду слабой развитости фондового рынка Казахстана и отсутствия торговли производными инструментами, трактовка данного термина в Казахстане несколько отличается.

 В реалиях банковского сектора Казахстана «токсичные активы» - это, прежде всего, необслуживаемые банковские кредиты.

Все крупные банки второго уровня (БВУ) после кризиса 2008 года несли груз неработающих займов, и их вес со временем только увеличивался. В последнее время доля кредитов с просрочкой более 90 дней пошла вверх и у институтов, которые оставались в стороне от кредитного бума начала и середины первого десятилетия 2000х. В частности, это «дочки» российских банков и вновь созданные БВУ.

Пиковых значений доля NPL в системе достигла в декабре 2012 года — 37,4% от объема кредитов. Но это по данным, представленным БВУ в Национальный банк. В реальности доля неработающих займов была выше и, возможно, остается более высокой и сегодня по сравнению с официальными цифрами. Дело в том, что банки не учитывают как неработающие реструктурированные займы, на что традиционно обращают внимание международные рейтинговые агентства в своих обзорах банковского сектора Казахстана. Рейтинговые агентства относили к проблемным, примерно половину кредитов, выданных банками, в то время как банки показывали 30%. В Нацбанке признают, что «проблемой финансовой системы Казахстана является недостаток верифицируемой информации о действительном качестве кредитов банков».

Не видя особой активности банков в борьбе с NPL, правительство предпринимало несколько «попыток» поспособствовать данному процессу приняв ряд программ и мер по улучшению активов БВУ.

Попытка первая.

Идея создания в Казахстане Фонда стрессовых активов (ФСА) возникла еще в начале кризиса и очень быстро обрела популярность.

Однако у банков это особого энтузиазма не вызвало, они рапортовали о том что выполняют все нормативы.  А по их отчетам, где и намека нет на какие-то проблемы, было вообще не похоже, что некий стресс-фонд им так необходим.

Однако понимание о том, что проблемы существуют все же было.  Происходило неуклонное ухудшение качества активов, связанное с сужением кредитного портфеля и неуклонным падением цен на недвижимость.

АО «Фонд стрессовых активов» было образовано 19 ноября 2008 года.

- Целью фонда является поддержка банков, в большей степени полагающихся на активы, обеспеченные залогом в виде недвижимости, путем реструктуризации их проблемных активов, а в необходимых случаях - и их реализации, - высказал свою точку зрения по этому поводу премьер-министр страны Карим Масимов.

Ожидалось, что на его капитализацию государство направит около $1 млрд, неосвоенных в рамках бюджетных программ (по итогам 9 месяцев 2008 года).

Министр финансов Казахстана Болат Жамишев так же ожидал, что в фонд будут привлечены $5 млрд от частных компаний. Предполагалось, что банки должны будут участвовать в уставном капитале этого фонда и разделять возможные риски, связанные с деятельностью фонда.

В соответствии с договором от 10 декабря 2008 года Комитет государственного имущества и приватизации Министерства финансов Республики Казахстан передал государственный пакет акций АО «Фонд стрессовых активов» в доверительное управление АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына».

Привлечение фонда в качестве оператора привело к дублированию функций, усложнению процедуры финансирования проектов, а также удорожанию кредитных ресурсов. Кроме того, фонд не проводил надлежащего квалифицированного мониторинга за ходом реализации проектов, осуществляемых за счет его средств, а занимался лишь перечислением денег на счета АО «Банк развития Казахстана», АО «Фонд развития предпринимательства «Даму» и размещением на депозиты в банках второго уровня.

Фонд стрессовых активов не выполнил свою задачу, он так и не приступил к выкупу сомнительных кредитов казахстанских БВУ по причине их возможного обесценивания. По мнению министра финансов Болата Жамишева «Реализация первоначальной концепции фонда стала невозможной. Та функция, которую предполагалось наложить на этот фонд - скупка стрессовых активов, то есть его прямая обязанность, вдруг отпала. Первоначально стресс-фонд должен был улучшить качество кредитного портфеля банков второго уровня, но это предполагало заимствования на рынках капитала. Но с осени прошлого года ситуация изменилась кардинально, система поддержки банков – тоже. Таким образом Решили отстранить Фонд стрессовых активов от проблем в отечественном банковском секторе».

«Временно свободные средства ФСА (речь идет о 120 млрд тенге, которые были влиты из бюджета в фонд при его создании — “Эксперт Казахстан”) были размещены на срочных депозитах в ряде казахстанских банков, что, по сути, являлось дополнительным фондированием этих банков и дестимулировало их к избавлению от плохих активов»,— признал Нацбанк, представляя меры по улучшению активов БВУ.

25 апреля 2014 года АО «Фонд стрессовых активов» решением Единственного акционера переименовано в АО «Байтерек девелопмент».

Миссией АО «Байтерек девелопмент» является обеспечение устойчивого конкурентоспособного развития несырьевого сектора экономики Республики Казахстан, осуществляя инвестиционную деятельность в рамках реализации стратегии развития АО «Национальный управляющий холдинг «Байтерек».

Попытка вторая.

Учитывая половинчатость принимаемых регулятором мер эффективность работы по списанию безнадежной задолженности оставалась очень низкой.

Очищение балансов от NPL имеет значение не только для повышения рентабельности фининститутов, которым приходится отвлекать большие суммы из капитала на создание резервов по обесцененным кредитам, но и для экономики в целом, так как неработающая задолженность тормозила и тормозит до сих пор процесс кредитования.

В 2011 году была принята вторая попытка, по созданию рынка проблемных активов.

Предполагалось сочетание двух программ:

1.     Создание банками дочерних организаций по управлению стрессовыми активами (ОУСА).

2.     Создание централизованной компании — Фонда проблемных кредитов (ФПК) со стопроцентным участием Нацбанка, для оценки и выкупа проблемных кредитов банков и залогового имущества, а также для управления приобретенными активами.

 

ОУСА были задуманы Нацбанком как часть инфраструктуры по улучшению качества активов БВУ. Регулятор рассчитывал, что банки будут передавать в дочерние компании активы, контроль над которыми перешел к ним в счет требований по обесценившимся займам, для последующего управления. Причем по каждому виду залога предлагалось создавать отдельные организации: одна бы занималась земельными участками, две другие — недвижимостью, готовой и строящейся, четвертая — работала бы с безнадежными займами корпоративных заемщиков. Не каждый банк, конечно, имеет возможности учредить четыре компании, поэтому одним из предложений Нацбанка было создание ОУСА несколькими институтами с долей в капитале менее 20%. На сегодня нет ни одной компании по работе со стрессовыми активами, которая бы принадлежала нескольким банкам. Более того, ни одна ОУСА не управляет активами чужого банка.

Тормозили работу с проблемными активами налоговые проблемы: после списания безнадежной задолженности у банка возникает доход от восстановления провизий, который должен облагаться налогом. Кроме того, доход возникает и у заемщика, с которого списали обязательства. Сначала льготы были предоставлены на 2011–2012 годы, затем этот срок был продлен. Они действуют до 2017 года, но сейчас банки обсуждают с регулятором необходимость их пролонгации.

Только после принятия налоговых льгот при списании неработающих кредитов в декабре 2011го БВУ начали создавать дочерние ОУСА: в 2012–2013 годах многие крупные банки открыли свои SPV и начали передавать в компании активы.

К сегодняшнему дню три дочерних ОУСА создал Казкоммерцбанк — КУСА 1,2,3; Банк ЦентрКредит — BCC-ОУСА; Народный банк Казахстана — «Халык Проект», Цеснабанк — ОУСА «Цесна»; ForteBank — ОУСА «Альянс» и ОУСА F (неактивна); Нурбанк — ОУСА NB, Kaspi bank — «АРК Баланс» (в настоящее время неактивна).

Эта информация содержится в финансовых отчетах БВУ: данные об участии в капитале дочерних организаций.

Банки не раскрывают сведения о суммах, переданных в ОУСА. Тем не менее, эти данные иногда просачиваются в СМИ. Народный банк сообщил, что в первом квартале 2015 года передал компании «Халык Проект» активы по плохим займам на сумму около 20 млрд. тенге. В мае того же года заместитель председателя НБК Даурен Карабаев назвал сумму активов под управлением ОУСА — 28 млрд. тенге — и добавил, что банк планирует передать еще шесть миллиардов. Нурбанк в ответе на запрос «Эксперта Казахстан» назвал объем переданных активов на 28 июня 2016 года — 11 млрд. тенге, включая вклад в уставной капитал компании. Банк ЦентрКредит (БЦК) в своем финансовом отчете за 2015 год указывает, что в 2014–2015 годах выдал займы ВСС-ОУСА на 21,2 млрд. тенге под 0,01% годовых, очевидно, для выкупа активов.

Какие именно активы отдаются в управление ОУСА — эти данные также не раскрываются. Известно, что строительная компания Global занимается достройкой объектов жилой недвижимости по договоренности с Казкоммерцбанком. «Дочка» ForteBank ОУСА «Альянс» специализируется на логистике и складировании и в этом качестве открыла свой сайт. ОУСА «Халык Проект» в 2013 году реабилитировала и ввела в эксплуатацию торговый дом. Этот актив находился в залоге у Народного банка по кредиту, который не обслуживался заемщиком в течение пяти лет.

Косвенными сведениями о суммах, которые могут быть переданы в ОУСА, можно считать информацию об активах, перешедших в собственность банка. Например, в финотчете ForteBank за 2015 год говорится, что «группа получила недвижимость путем получения контроля над обеспечением кредитов, выданных клиентам, чистой балансовой стоимостью 23 755 млн. тенге» (в 2014м банку перешли активы стоимостью 6,2 млрд тенге». И резюме: «Политика группы предполагает реализацию указанных активов в максимально короткие сроки».

В отчете БЦК за I квартал 2016 года сообщается, что изъято имущество — обеспечение в виде недвижимости, принятое группой в обмен на свои требования по обесцененным ссудам — на сумму 17 518 млн тенге (на 31 декабря 2015го — 15 175 млн). На 31 марта решение о продаже или использовании еще не было принято.

Казкоммерцбанк вместе с компанией Global запустили жилищную программу «Аренда с выкупом», охватывающую достраивающиеся объекты жилой недвижимости, с достаточно мягкими условиями. А Народный банк в 2014 году заявил, что все введенные «Халык Проект» объекты коммерческой недвижимости сдаются в аренду на рыночных условиях.

 

Образованный в январе 2012 года, Фонд проблемных кредитов (ФПК) к маю 2014-го провел оценку прав требований банков на общую сумму 19,2 млрд. тенге при совокупной безнадежной задолженности по системе на тот момент 4,2 трлн. тенге и выкупил у одного банка заем на сумму 500 млн. тенге.

В то же время критериям ФПК соответствовали кредиты на сумму 552 млрд. тенге, или 26% ссудного портфеля банковского сектора без учета БТА Банка.

С тех пор никаких изменений не произошло. «Фондом с момента создания был выкуплен только один “неработающий” заем, предметом залога по которому выступало недвижимое и движимое имущество (комплекс производственно-складских зданий с земельным участком, технологические линии). По данному займу в настоящий момент фонд ведет претензионно-исковые работы по взысканию задолженности,— говорится в ответе пресс-службы НБРК на наш запрос. — В настоящий момент, несмотря на то, что законодательством предусмотрено необходимое правовое поле, фондом не ведется работа по выкупу «плохих» займов ввиду наличия проблемных аспектов при реализации данного способа очистки балансов банков».

В качестве основной причины низкой эффективности этого механизма можно назвать конфликт интересов БВУ и ФПК, а именно: расхождение в оценке стоимости проблемных активов. Фонд столкнулся с этим уже на начальном этапе своей деятельности, когда только налаживал сотрудничество с банками.

«Дело в том, что в процессе рассмотрения проблемного актива на предмет выкупа проведение оценки залога построено на заведомо оптимистичных ожиданиях банков в росте стоимости залогов в будущем,— объясняют в Нацбанке. — В свою очередь, учитывая внутренние и внешние факторы, в ближайшей перспективе ожидания существенного роста стоимости залогов выглядят маловероятными. Все это указывает на отсутствие заинтересованности банка в продаже актива по справедливой цене». Для определения справедливой стоимости актива необходимо проведение тщательного Due Diligence, причем проводить оценку должен не продавец, а покупатель.

Продажа неработающих кредитов в ФПК или в ОУСА по цене выше рыночной также не решит проблему, считают в Нацбанке. Такая сделка позволит вынести проблему плохих займов за пределы зоны ответственности акционеров и квалифицированных кредиторов банка, оставляя ее нерешенной в масштабе страны. «Заемщики остаются обремененными неподъемным долгом, а активы на балансе “плохого” банка не вовлекаются в продуктивную экономическую деятельность. При этом разница между ценой покупки таких активов и их рыночной ценой компенсируется за счет бюджета, что при масштабном и регулярном ее использовании ухудшает фискальную позицию государства»,— отмечают в НБРК.

Выше говорилось о том, что регулятор не уверен в достоверности информации банков о качестве активов, поэтому в настоящее время проводит оценку качества активов банковского сектора (asset quality review). «Мы ожидаем, что после завершения AQR возможности для рынка проблемных займов улучшатся, а реализация совместных мероприятий фонда с банками будет направлена на более эффективное использование и сохранность государственных средств»,— были уверены в Нацбанке.

В 2014 году была разработана концепция функционирования АО «Фонд проблемных кредитов», а в 2015м в документ были внесены изменения и дополнения, меняющие первоначальный вариант деятельности ФПК, представленный Нацбанком в 2011 году.

Тогда целью фонда был объявлен выкуп нефункционирующих займов банков с дисконтом. Каких-то ограничений для участия в программе выкупа не было. В последующих концепциях появилось положение о целевой группе банков, «исходя из принципа “значимости” и “существенности” объема “неработающих” займов, для системного решения проблемы качества активов банковского сектора». Срок деятельности фонда был продлен с первоначальных пяти до 15 лет.

Проблема недостаточности средств ФПК для выкупа NPL решалась за счет целевого трансферта из Национального фонда (НФ) и выпуска облигаций фонда. Стимулом для покупки бумаг банками должно было послужить принятие ЦБ в качестве обеспечения при операциях рефинансирования банков Нацбанком.

В обеих концепциях предусматривались такие меры по улучшению портфелей БВУ, как прямой выкуп и обусловленное финансирование. В документе 2015 года появилось дополнение: выкуп с одновременной продажей, причем купить актив могут не только третьи лица, но и акционеры самого банка-продавца. При этом возможна отсрочка платежа банку за приобретенные активы. Фонд размещает средства на условиях банковского вклада по ставке вознаграждения, не более чем официальная ставка рефинансирования (5,5% вплоть до сентября 2015 года, дешевые деньги на фоне действовавших тогда ставок денежного рынка на уровне 12% и около 11% по депозитам в целом). Оплата вознаграждения по вкладу фонду производится ежегодно.

Таким образом, банк избавляется от проблемного актива, получает деньги на депозит от фонда, а фонд, сразу продав актив и сократив до минимума свои риски, зарабатывает 5,5% годовых. ФПК получает ежегодное вознаграждение и в случае отсрочки платежа, предоставленной покупателю по договоренности с банком.

Обусловленное финансирование также предусматривает размещение средств ФПК на депозитах банков, в объеме взятых БВУ обязательств по снижению неработающей задолженности по ставке вознаграждения, равной ставке рефинансирования.

В итоге фонд использовал только программу обусловленного финансирования. Деньги на эти цели ФПК получил из Нацфонда: весной 2014 года было принято решение о капитализации фонда на сумму 250 млрд. тенге для выкупа плохих долгов банков. Однако достались эти деньги лишь одному институту: 24 июня 2015 года Казкоммерцбанк подписал договор с ФПК о выделении обусловленного финансирования в размере 250 млрд. тенге на 10 лет. Деньги были выделены под 5,5% годовых.

Еще 130 млрд. тенге фонд получил от Национального банка. Эти деньги были размещены на депозиты девяти банков под 2,99% годовых и направлены на рефинансирование ипотечных займов.

Вторая попытка также не увенчалась успехом, если говорить о первоначальном замысле. Регулятор, он же акционер ФПК, поставил такие ограничения, которые не могли не сказаться на эффективности фонда, исключив из приобретаемых активов объекты недвижимости. А у банков, если не три четверти, то половина сомнительных и безнадежных займов как раз обеспечена недвижимостью, в том числе земельными участками.

Таким образом, Фонд проблемных кредитов пошел по стопам своего предшественника и превратился в банального посредника, передававшего банкам дешевые государственные деньги.

Конфликт между продавцом и покупателем по поводу дисконта при продаже активов так и остался неразрешим.

Кроме того капитализация крупных казахстанских банков, за исключением, пожалуй, Народного банка, недостаточна для создания существенных провизий и списаний таких проблемных активов, как неработающие кредиты, реструктурированные дефолтные займы, обесцененные активы в сфере недвижимости и прочих активов, переданных в специальные компании. Меры государства по оздоровлению качества банковских активов также носят ограниченный характер.

Государство не готово тратить средства налогоплательщиков для того, чтобы выкупать у банков их проблемные активы. Капитализация за счет облигационных выпусков без каких-либо гарантий со стороны государства по этим выпускам носила бы формальный характер и не позволила бы добиться истинного оздоровления качества активов банковского сектора. Камнем преткновения могли стать и коэффициенты обмена проблемных активов на облигации фонда. Централизованное управление проблемными активами разных банков также труднореализуемая задача.

Не созрели и сами банки упорно отказывающиеся признавать свои убытки.

Имеется отчетливая тенденция когда ответственность за возврат займов перекладывается на сотрудников выдававших данный займ.

Кроме того банки опасаются потери контроля над связанными предприятиями являющихся особым классом проблемных кредиторов банков.

Попытка третья.

Очередные усилия по изменению ситуации вызваны тяжелым положением АО «Казкоммерцбанк», поглотившим проблемный АО «БТА Банк».

Похоже на этот раз правительство намерено разрубить «гордиев узел» даже путем значительных потерь бюджетных денег.

13 февраля заместитель председателя Нацбанка Олег Смоляков во время выступления перед депутатами заявил, что ФПК будет докапитализирован на сумму 2 трлн тенге. Средства пойдут на оздоровление банковского сектора.

14 февраля вступил в силу указ президента о выделении целевого трансферта из Нацфонда на 2017 год. «Выделить целевой трансферт из Национального фонда Республики Казахстан в республиканский бюджет на 2017 год в размере 1 092 941 288 400  тенге для оздоровления банковского сектора», — говорится в тексте документа.

2 марта, Казком объявил о заключении им Меморандума о взаимопонимании в отношении потенциального приобретения Народным банком контрольного пакета акций Казкома. «Сторонами меморандума являются, помимо других лиц, правительство Республики Казахстан, Нацбанк, Казком, Народный банк, БТА Банк и г-н Кенес Ракишев, крупный акционер Казкома. Меморандум определяет рамки и условия, в соответствии с которыми может быть совершена сделка, а также действия, подлежащие осуществлению каждой из сторон для достижения указанного. В том числе условиями потенциальной сделки предусматривается покрытие возможных рисков, связанных с займом „БТА Банк“ перед Казкомом», — отмечается в сообщении.

 

Между тем Национальный Банк РК передал АО «Фонд проблемных кредитов» в собственность правительства Республики Казахстан.

Какими будут последующие шаги, учитывая "кулуарность" принятия решений, прогнозировать сложно.

Очевидно, что большая часть средств ФПК пойдет на выкуп проблемных активов БТА Банка,  однако по какой цене будет произведен данный выкуп вопрос открытый и наверное самый острый.

Учитывая длительный срок невозврата данных активов, а также устоявшуюся практику до последнего не признавать убытки, качество данных активов вероятно крайне плохое и дисконт по данным активам на наш взгляд должен быть не меньше 80%.

Однако не удивлюсь что в угоду определенным лицам дисконт будет значительно ниже.

Ну что ж история покажет....

 

Создано: 25.04.2017, 16:05
Комментарии ({{cc.current.comments.length}})
{{comment.user.nickname | cut:true:10:'...'}} {{comment.created_at | amDateFormat:'DD.MM.YYYY HH:mm'}} Отредактирована {{ comment.updated_at | amDateFormat:'DD.MM.YYYY HH:mm' }}
×

{{child.user.nickname}} {{child.created_at | amDateFormat:'DD.MM.YYYY HH:mm'}} Отредактирована {{ child.updated_at | amDateFormat:'DD.MM.YYYY HH:mm' }}
×
Комментариев пока нет